Предыстория менеджмента в лицах.Чарльз Бэббидж.

Чарльз Бэббидж.

У всякой науки есть своя предыстория. Это очень своеобразный период, когда еще не сложились те подходы, вокруг которых предстоит сплотиться десяткам и сотням исследователей, но уже явно нащупан фундамент, на котором со временем и будет воздвигнут «храм» науки.

Есть такая предыстория и у менеджмента. А у этой предыстории есть и свои герои. Одним из них является англичанин Чарльз Бэббидж (1791-1871 гг.), не столь уж и часто удостаиваемый места на страницах современных учебников по менеджменту. Между тем, это занимательный человек, немало сделавший для многих поколений управленцев.

Как и у всякого одаренного человека у Бэббиджа был непростой характер. Можно даже сказать – сложный. Биографы сообщают, что его рано обнаружившиеся интеллектуальные способности не только выделяли Чарльза из череды сверстников, но и наделяли юное дарование известной самонадеянностью, часто переходящей в откровенное высокомерие. Впрочем, это высокомерие Бэббидж приберегал для лиц не сведущих в математике, которая занимала его всецело

Анналы истории сохранили мнение одного из современников Бэббиджа, заметившего, что он в простой беседе был столь напыщен, будто ненавидел все человечество и англичан в особенности. Но из всех англичан больше всего его раздражало правительство и шарманщики. Оказывается, несчастные шарманщики не угодили Бэббиджу тем, что частенько играли свои нехитрые мелодии под окнами его дома, мешая интеллектуальным занятиям одной из предтеч менеджмента. Чем не угодило правительство Бэббиджу – понятно. Кто и когда был доволен правительством своей страны? Таких данных история не сохранила.

Рано обнаружившийся у Бэббиджа интерес к математике, «наложившийся» на увлечение техникой, привел его к мысли о необходимости освободить от рутинной работы людей, часто занятых подсчетами. Результатом этого стало изобретение «аналитической машины», которую сегодня нередко называют далекой прародительницей цифровой вычислительной машины.

Однако подлинную известность Бэббидж снискал благодаря своей книге «Экономика машин и промышленных предприятий», в которой он представил результаты почти десятилетнего анализа фабрично-заводского сектора Англии и некоторых других стран Европы. В центре его внимания оказывается комплекс проблем, связанных с размещением предприятий, инструментами, профсоюзами, учетом, контролем и т.п. Все это дало право некоторым биографам Бэббиджа считать его основоположником такой дисциплины, как исследование операций.

Однако куда интереснее оказались рассуждения нашего математика в вопросе о разделении труда. В этой сугубо политэкономической теме, где со времен «Богатства наций» Адама Смита, казалось, уже было сказано все, Бэббидж сумел найти много белых пятен. И заполнял он их не силой своего абстрактного мышления, а исключительно на основании практического опыта, почерпнутого на реально действующих предприятиях.

Развивая взгляды Смита в вопросе специализации, Бэббидж ратовал за разделение физического и умственного труда. Более того, он полагал, что в отношении умственного труда также следует поощрять специализацию, концентрируя внимание людей одной и той же профессии на разных ее гранях.

Сегодня сложно себе представить, какой революционностью отличался этот подход в те далекие времена. Тогда общество еще «не доросло» до того, с чем сегодня сталкиваются все: юристы специализируются в определенных областях права, медики – на лечении определенных болезней, фермеры – на выращивании определенных культур. Во времена Бэббиджа все эти специалисты продолжали оставаться универсалами, оказывая широкий перечень услуг.

Лишь широкое внедрение сборочных линий, где работа спланирована в строгом соответствии с закреплением работника за определенным перечнем операций, востребовало новые подходы к организации производства. Эти подходы, в определенной мере описанные Бэббиджем, и являются тем фундаментом, на котором появился менеджмент. Учитывая сыгранную тут Бэббиджем роль, стоит привести перечень положительных характеристик специализации, в том виде, в каком его нам оставил автор «Экономики машин и промышленных предприятий». Итак, специализация позволяет:

1. Сокращать время, отводимое на профессиональное совершенствование. Причем, чем сложнее работа, тем большую выгоду она сулит в случае, если к ней будет применен специализированный труд.

2. Экономить на браке, который неизбежно сопутствует обучению и овладению профессией. Концентрация внимания лишь на одной операции позволяет быть более сосредоточенным и ответственным.

3. Ликвидируются затраты времени, которые неизбежно возникают при переходе от одной работы к другой. Кстати, на этот резерв ранее указывал еще Адам Смит в своем «Богатстве наций».

4. Повысить качество работ за счет повторяемости операций. Вырабатываемый работником автоматизм, во времена Бэббиджа, однозначно воспринимался в качестве позитивного фактора. Пройдут десятилетия, прежде чем возникнет понимание негативных последствий такого автоматизма. Но это будет значительно позже – при высоком уровне развития психологии.

5. Внедрять инновации и рационализировать производство. Причем ответственность здесь берет на себя сам работник, который заинтересован в использовании новых инструментов, облегчающих ему возможность выполнения задания.

Кстати, все эти принципы Бэббидж считал вполне применимыми не только для фабричных, но и лиц, занятых интеллектуальной работой. Рассуждения в этой плоскости привели его лишний раз к обоснованию его любимого детища – аналитической машине, которая должна была упростить жизнь математикам, передав часть их простейших функций разработанному устройству.

Это типичный случай специализации по Бэббиджу.